Вячеслав Стрелковский: «Хотелось, чтобы люди реже испытывали чувство страха…»

— Вячеслав, Вы, прежде всего поэт, текстовик… Вопрос несколько провокационный, что все же в песне первично – музыка...

Майя Розова о шансоне и не только

  — Сделаем лирическое отступление – Ваши сыновья слушают песни в Вашем исполнении? Ни у кого из них...

25 лет альбому Сергея Наговицына «Этап»

25 лет прошло… вообще странно… А до Калининграда альбом Сергея Наговицына «доехал» только в 1998, как раз где-то...

10 лучших альбомов Ивана Кучина

В 2023 году исполняется 38 лет с того момента, как Иван Кучин написал свою первую песню, как рассказывал...

Студия «Ночное такси» отмечает 35 лет

В ноябре 2020 году Студия «Ночное такси» отметил свое 35-летие, юбилей не большой, но приятный… не так много...

Николай Юрьевич: «Почему бы не быть ментовскому шансону?…»

— Откуда такой псевдоним – Николай Юрьевич? Или это не псевдоним? — Начать нужно с того, что зовут...

Михаил Дюков: «Не пугайте людей словом «шансон»

Наш собеседник Михаил Дюков – журналист, теле и радиоведущий, одним из первых открыл большой публике поэта, прозаика Николая...

Алексей Бекетов: «Шансон – это песни, спетые сердцем…»

— Алексей, как Вы пришли в музыку? Что стало толчком ею заниматься? — Всё началось ещё в раннем...

Александр Сидоров: «В детстве Фима Жиганец был книжным мальчиком…»

— Откуда у парня еврейская грусть? Откуда такой интерес к столь необычному жанру, к столь необычной теме? Потому...

Рынок винила в России в 2020 году – шансон по-русски… и не только

Интересное наблюдение, в США в 2020 году объем продажи виниловых пластинок увеличился примерно на 70% по сравнению с...

43 года без Аркадия Северного…

…Вот и все. Отшумел, отбузил навсегда, Отлюбил, сколько смог и отплакал, страдая. Небосклон зачеркнула шальная звезда, В путь...

Вилли Токарев: “Я верю в Бога, а не в приметы”

Вилли Токарев — человек слова, всегда выполняет то, что обещал. Обещал исполнить еще раз по просьбе зала свой...

Кто такой смотрящий

С давних времен за различными тюремными субъектами необходим был человек, который бы следил за порядками. Иногда таких людей...

25 лет легендарному альбому Александра Розенбаума «На плантациях любви»

Осенью 2021 года исполнилось 25 лет со дня выхода диска Александра Розенбаума «На плантациях любви» — одного из...

Александр Калецкий: «…я уверен, что рано или поздно я выступлю на Родине»

…В американской газете «Новое русское слово» от 13 февраля 1977 года в заметке, подписанной Т. М. можно было...

Михаил Бурляш: «Шансон – это романс о жизни…»

— Михаил, недавно Вы выпустили альбом «Шансон XX век». Расскажите немного о нём. — Каждый человек путешествует по...

Евгений Любимцев: «Как будет развиваться шансон – сказать сложно…»

— Евгений Борисович, вот уже пятнадцать лет активно занимаетесь творчеством… что сделано на сегодняшний день? –  На сегодняшний...

Рада Рай: «Я ему просто поверила»

Рада Рай – необычное явление российской эстрады. Шансонщики говорят, что она слишком попсовая, попса утверждает, что у неё...

Эльвира Фрумина: «Двери Студии «Ночное такси» открыты для всех…»

— Эльвира, здравствуйте! Я знаю, что у Студии «Ночное такси» есть такая традиция —  подводить итоги года… чем...

Александр Розенбаум – лучшие альбомы, история создания

За свою, более чем сорокалетнюю творческую биографию, Александр Розенбаум записал десятки альбомов. Сложно сказать, какие из них лучшие...

Александр Калецкий: «…я уверен, что рано или поздно я выступлю на Родине»

…В американской газете «Новое русское слово» от 13 февраля 1977 года в заметке, подписанной Т. М. можно было прочитать следующее:

«Полтора года назад Саша и Лена, чуть ли не через два дня по приезде в Америку, появились у меня дома… «Мы хотим петь свои песни», – сказали они, взяли гитары и запели. Помню, как я заплакала; когда впервые услышала песню «До свиданья, Россия!» И вот их первая стереопластинка. В нее вошли двенадцать песен, очень разных по темам и характеру. Здесь и гневные политические песни из подполья – такие, как «Эмигрантская», «Крематорий», «Арест О. Мандельштама», «Молитва», которые чередуются с прелестными романтическими песнями «Осенний карнавал»; «Серенада», «Памяти Бориса Пастернака» и совершенно чудесной «Новогодней песенкой дедушкиных часов»…»
             Примерно через год вышла другая заметка о новой, пластинке этого дуэта, которая называлась «Вторая пластинка» («Новое русское слово» от 30 апреля 1978 г.), писалось там следующее:

«Вышла вторая пластинка Саши и Лены «Письмо из СССР»… Темы песен можно разделить на две части: политические и романтические. Самой лучшей песней, несомненно, является «SOS»… Очень удачны сатирические песни «Тетя Соня» и «7 ноября»… Пожалуй, самая важная в политическом отношении – песня «На станции ЧОП»… Удачна хулиганская «Черноморская баллада»… Выдержан озорной стиль, песня полна сарказма и задора… Из романтических песен, пожалуй, лучше, всех «Расцвел в саду засохший куст», которую задушевно и тонко исполняет Саша. Очень хороши слова: «А у меня сестра выходит замуж… это так странно…» Саша и Лена за это время очень выросли, их репертуар стал более разнообразным и интересным».

Собственно, вот и вся легенда, пластинки так никто толком не слышал и уж тем более в глаза не видел, но о ней говорили… Молодые, но уже известные артисты Саша и Лена Халецкие (позднее для удобства и упрощения написания и запоминания, «Х» была заменена на «К»), бросив в Москве довольно успешную карьеру, только снявшись в фильме «Чудо с косичками» (1974), а до этого были и другие фильмы, покинули Москву и перелетели в США. Здесь они записали (кстати, первыми из многих) свои виниловые пластинки, которые до сих (на момент 2010 года) не переизданы, жанр – авторская песня под гитару, содержание… Тогда это называлось «андеграунд» или «песни московского подполья», попахивало антисоветчиной… Если послушать сейчас – никакого криминала, характерные для 1970-х годов темы ностальгии о белом движении и дореволюционной России, которую мы потеряли… Все стихи теперь изданы и их можно свободно найти…. 

После двух пластинок и Александр Калецкий занялся писательством и искусством – писал книги, оформлял их, рисовал картины, снимался в рекламе и многим другим… И вот буквально пару лет назад его имя всплыло в одной из работ по истории жанра, мне стало интересно – имя значится в различных каталогах и газетных статьях, но где же сам автор и что с ним? Буквально через неделю я вышел на самого Александра, он рассказал о себе и своей жизни теперь…

— Александр, так как вы для российской аудитории все же долго оставались инкогнито и личностью таинственной… То немного о себе.

— Мне нравится быть «инкогнито», быть в стороне от официальщины. В какой бы стране я не жил, мне предначертано судьбой находиться в художественном андеграунде; быть идеалистом, отщепенцем общества, наблюдателем, отражающим жизнь со стороны.

Мне награды и деньги не к спеху

На дорогах гитарной страны,

Где под яростным солнцем успеха

Я держусь теневой стороны.

Деньги, слава, успех, с моей точки зрения, отравляют душу художника  и замутняют чистоту истинного искусства. Чем дольше путь к успеху, тем лучше. Я не делаю ничего для сокращения этой дороги. Материальные ценности меня никогда не интересовали, живу налегке. Я против саморекламы и считаю, что действительно хорошее произведение искусства рано или поздно само найдет путь к признанию.

Я буду там, где я буду,

А где не буду, там мне не быть.

Для меня лично, не было лучшей творческой атмосферы, чем московский андеграунд 1960-1970-х годов. Россия дала мне творческую душу, а Америка научила работать.

— Вы были достаточно успешны, популярны и, на внешний взгляд, благополучны… И вдруг – эмиграция. Почему?

— Я посвятил свою книгу «Метро» ответу на вопрос — «Почему я уехал?». Этот роман и книга поэзии «Падший ангел» дадут ответы на этот и многие другие вопросы…

— Вы одним из первых записали пластинки, приехав в США. Немного о них и почему вы, одним из первых, наверное, употребили термин «подпольные песни»?

— Я не один из первых, а первый выпустил две пластинки подпольных московских песен. Было продано 5000 экземпляров, что явилось и осталось рекордом для русской эмиграции.
            Без сомнения я первый назвал свои песни подпольными и, по крайней мере, 15 лет этот термин употреблялся только по отношению к концертам бардов Саши и Лены Калецких. Мне казалось, что песни, исполнение которых считалось в Союзе преступлением, заслуживают быть выделенными в новую категорию. После распада СССР люди, не добившиеся успеха в Америке и вернувшиеся назад в Россию, стали использовать «андерграунд» и «подполье» по отношению к себе.
            Последнее время у меня накопилось много новых песен, которые я и Анна Зорина (оператор, актриса) собираемся выпустить в форме мини-фильмов (мой термин опять). Почему не назвать их песнями Нью-Йоркского подполья?

— Александр, неплохо — «песни Нью-Йоркского подполья». А что лично вы вкладываете в термин «подпольная» песня? Ведь, собственно, антисоветскими Ваши песни не были никогда.

— Подпольные песни для меня — это произведения, которые появляются в жизнь без официального разрешения или запрещены законом.

            В конце 1960-х — начале 1970-х годов за исполнение песни «Крематорий» можно было легко угодить в тюрьму лет на семь или быть отправленным на поправку здоровья в психиатрическую больницу. Мы боялись, но пели. В основном концерты устраивались на квартирах или в общежитиях для десяти, иногда двадцати, человек. Атмосфера была нервная, напряженная, что создавало невиданную остроту ощущений. Певец никогда не знал — будет его выступление последним или нет. Зрители, в основном, были друзья или знакомые, но часто появлялись новые лица, и ты не был уверен, кто этот незнакомец — стукач, чекист или просто случайно забредший алкоголик. Окруженный враждебной советской системой ты чувствовал себя подпольщиком в тылу врага. Яркий кусочек свободы духа, вырванный из серой коммунистической действительности, был твоей наградой.
            Приехав в США, мне хотелось донести до американцев сущность советской системы, где честное искусство было преступлением. Как еще было назвать концерты Саши и Лены? Подпольные московские песни тогда явились сенсацией!

— Александр, после большой серии гастролей и выпуска двух дисков, сколь я понимаю, вы сделали перерыв в музыкальном творчестве и занялись живописью. Расскажите об этом…

— По завершению гастролей по США Саша и Лена выступили на шоу Мерв Гриффина, который предложил сделать фильм о московском андерграунде на основе истории нашей жизни. Мне дали писателя, который начал работать над книгой, описывающей историю нашего пути на Запад. Он ничего не знал о России и мне не понравился его коммерческий стиль. Я сам взялся за создание автобиографического романа о московском подполье. В 1977 году я закончил первый вариант на русском языке. Перевод книги и ее издание взяло почти 10 лет. «Метро» было издано в 1985 году и стало международным бестселлером, переведенным на 9 языков. Я снова участвовал в шоу Мерв Гриффина, но уже как писатель.
            Чтобы зарабатывать на жизнь в течение работы над романом, я иллюстрировал книги и был дизайнером шелковых тканей. Успех книги принес мне финансовую независимость и я стал писать картины, о чем мечтал всю жизнь. Я рисовал с самого раннего детства. В московском андеграунде я показывал и продавал свои картины иностранцам. Утвердиться в Нью-Йорке как художнику было нелегко. На это ушло десять-пятнадцать лет.
            Я никогда не переставал играть на гитаре и писать песни, но для выступления или записи мне хотелось найти новую форму. Несколько лет назад, навещая свою сестру в Минске, я дал несколько концертов в университетах и театре-студии киноактера. Минское издательство заинтересовалось выпуском моих книг на русском языке. Развитие интернета дало возможность обращения к широкой публике в форме мини-фильмов. Эта новая творческая форма объединила мой предыдущий опыт актера и барда.

— Кроме того, что после выхода романа «Метро», Вы занялись картинами, Вы написали еще несколько книг и выпустили три диска. Где они вышли и о чем они?

— Далее были роман «Темнота Света» и его продолжение «Воровка Любви» – эротическая и политическая сага о путешествиях и приключениях московского художника Николая Роднина. Cвободолюбивая натура не позволяет Николаю смириться с давящей системой советского строя. Он принимает участие в подпольной художественной выставке, за что Роднин арестован, избит и отправлен в сибирский трудовой лагерь. После того, как он выдержал суровые испытания голодом и холодом, он был выслан из СССР на Запад.

Советская система со всей ее жестокостью не смогла сломать Николая, но свободный мир с бесконечными возможностями, властью денег и эмансипированными женщинами растлевает его душу. Он ищет удачи и успеха в веренице любовных романов, что еще больше опустошает его как художника.

 Во втором романе «Воровка Любви» Николай отворачивается от светской жизни и возвращается к истокам честного творчества. Роднин добивается признания в Европе и Америке. В одном из своих путешествий Николай встречает в поезде удивительной красоты незнакомку. Эта случайность становится поворотным пунктом в его судьбе. Художник впервые познает силу истинной любви, безграничное счастье и бесконечную боль. Страсть, охватившая Николая, приводит его на порог человеческой трагедии…

— Вы сказали, что иллюстрировали книги – что это были за авторы? Занимаетесь ли сейчас этим?

— Я проиллюстрировал две книги для изучения английского языка (автор Pamela McPortland) «Take it Easy» и «Americana».

Я также работал как иллюстратор и дизайнер брошюр для колледжа Hunter, Нью-Йорк. Обложка моего романа «Метро», изданного в Америке, Англии и Испании, а также иллюстрации к нему, были сделаны мною.

Сейчас я не занимаюсь иллюстрацией книг, но когда представится случай, с удовольствием вернусь к этой работе.

— Александр, Вы долгое время были лицом марки «Форд», если не ошибаюсь, как Вам это удалось? И вообще расскажите немного об этой стороне Вашей жизни.

— Десять лет назад компания «Bossa» пригласила меня принять участие в рекламе линии одежды. Им нужен был художник с определенной внешностью, картины которого могли бы быть тоже использованы для съемок. Я согласился. Моя фотография была опубликована в нескольких журналах, в том числе, в известном GQ.

Три года назад меня пригласили участвовать в фотосессии с Дженнифер Лопес для того же журнала. Это фото было опубликовано по всему миру и было признано лучшей фотографией того года. Модельное агентство «Форд» предложило представлять меня в качестве модели. С тех пор я периодически участвую в рекламных съемках для различных журналов.

— Хотелось бы Вам приехать в Россию и дать несколько концертов? Интересно это ли Вам? Может быть, Вы готовите сейчас какие-то новые программы?

— В конце лета 2010 года я планирую поехать в Минск навестить сестру и встретиться с издателем. Обычно я даю концерт для белорусской рублики. У меня есть программа новых песен.         

Провести концерт в России предложений пока не поступало. Но я уверен, что рано или поздно я выступлю на Родине.

— В окончании интервью, что бы Вы хотели пожелать своим слушателям и читателям, как в России, так и во всем мире?

— В одной из моих новых песен есть такие слова, что я и хочу пожелать моим читателям и слушателям:

Чтобы бессилье не бесило,
Чтобы не пить с осадком пиво,
Чтобы ритмично сердце било,
Живите чисто и красиво!

— Спасибо вам за беседу и удачи Вам большой!

— Спасибо!

            P.S. Вот, собственно, и все… Не в первый раз убеждаюсь в том, что кто ищет – тот обязательно находит и ничего не пропадает. Главное, хотеть найти, сделать небольшой шаг в сторону, увидеть все под другим углом зрения и можно совершить, пусть маленькое, но открытие.

            Русский писатель, поэт, композитор и художник Александр Калецкий возвращается, пусть даже через столько лет, назад в Россию своими песнями, книгами и картинами.

Михаил Дюков 2009 год

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest