Евгений Любимцев: «Как будет развиваться шансон – сказать сложно…»

— Евгений Борисович, вот уже пятнадцать лет активно занимаетесь творчеством… что сделано на сегодняшний день? –  На сегодняшний...

Майя Розова – «Арбат», «Балалайка», «Садко», далее – жизнь…

Как-то один мой знакомый рассказал о том, что ему удалось найти адрес Майи Розовой, легендарной русской певицы, ныне...

Анатолий Полотно: Мне не очень нравится слово «шансон»

Художник, путешественник, певец и автор опусов в жанрах блатной песни и городского романса Анатолий ПОЛОТНО — человек рисковый,...

Слово о Северном и времени

            Фестиваль Фрумина – большое дело, да, он коммерческий, а что, должен быть убыточен и в угоду «коллекционерам...

43 года без Аркадия Северного…

…Вот и все. Отшумел, отбузил навсегда, Отлюбил, сколько смог и отплакал, страдая. Небосклон зачеркнула шальная звезда, В путь...

20 лет …. Сергей Наговицын

20 декабря 1999 года из жизни ушел Сергей Наговицын….  Ушел в полете и на взлете, сделав много за...

Росписной, Блат, Кобяков. Судьбы и песни поющих заключенных

Истинный поэт или музыкант – это всегда голос времени, в котором он рождён, голос народа, среди которого он...

25 лет альбому Сергея Наговицына «Этап»

25 лет прошло… вообще странно… А до Калининграда альбом Сергея Наговицына «доехал» только в 1998, как раз где-то...

«Гарри Голд – абсолютный лидер русского шансона…»

Статистика – вещь неумолимая, непредсказуемая и жестокая… периодически я делаю запросы в поисковых системах по тому или иному...

10 лучших альбомов Ивана Кучина

В 2023 году исполняется 38 лет с того момента, как Иван Кучин написал свою первую песню, как рассказывал...

Кто такой смотрящий

С давних времен за различными тюремными субъектами необходим был человек, который бы следил за порядками. Иногда таких людей...

Пианино «на бретельках»

Каждый музыкант, избравший себе тот или иной инструмент, рано или поздно достигает некого личного «потолка». Да, у мастерства...

Новые имена, золотые грифы и память А.Днепрова

16 апреля в Государственном Кремлевском Дворце прошла церемония вручения музыкальной премии «Шансон года-2021». Золотые грифы вручали уже в...

Рада Рай: «У меня цыганская кровь и русская душа»

У широкой публики имя «Рада Рай» вызывает в памяти образ красивой брюнетки, исполняющей лирический шансон, цыганские песни и...

История создания CD-mp3-серии «Классика русского шансона»

Сайт «Классика русского шансона» был создан 25 апреля 2000 года. За свою жизнь он сменил несколько доменов: retro.boom.ru,...

25 лет легендарному альбому Александра Розенбаума «На плантациях любви»

Осенью 2021 года исполнилось 25 лет со дня выхода диска Александра Розенбаума «На плантациях любви» — одного из...

Студия «Ночное такси» отмечает 35 лет

В ноябре 2020 году Студия «Ночное такси» отметил свое 35-летие, юбилей не большой, но приятный… не так много...

Вячеслав Стрелковский: «Хотелось, чтобы люди реже испытывали чувство страха…»

— Вячеслав, Вы, прежде всего поэт, текстовик… Вопрос несколько провокационный, что все же в песне первично – музыка...

Рынок винила в России в 2020 году – шансон по-русски… и не только

Интересное наблюдение, в США в 2020 году объем продажи виниловых пластинок увеличился примерно на 70% по сравнению с...

10 лучших альбомов Михаила Круга

Михаил Круг фигура для жанра шансона по-русски знаковая, сегодня – уже по-настоящему культовая и, в чем-то, основополагающая… За...

Анатолий Полотно: Мне не очень нравится слово «шансон»

Художник, путешественник, певец и автор опусов в жанрах блатной песни и городского романса Анатолий ПОЛОТНО — человек рисковый, неуемный. Его постоянно пробивает на творческие провокации, а ортодоксально настроенный слушатель сердится: «Не хочу! Сделайте нам красиво!» Песни артиста, даром что воспроизводят психологию и быт человека, недавно отмотавшего срок, на самом деле — о нашей нескладной жизни. О ее бедах, проблемах и маленьких радостях. Лирический герой исполнителя — простой русский мужик, парень с улицы, то грубый и бесшабашный, то слезливый и лукаво-дурашливый, а в общем, глубоко несчастный в извечном поиске своей правды. Которую сам Полотно к пятидесяти годам наконец нашел и хочет выплеснуть на широкую аудиторию. 19 февраля в ГЦКЗ «Россия» он показал большую юбилейную программу со странно декларативным названием «Я не люблю холодную погоду…», где спел свои лучшие песни.

— В программу я пригласил дорогих сердцу друзей. Тех, которых бесконечно уважаю и люблю как артистов, поэтов, музыкантов, верно служащих шансону — жанру, который, как мне кажется, переживает сейчас непростые времена. Это Михаил Шуфутинский, Михаил Танич, Александр Новиков, Вилли Токарев, Слава Медяник, Александр Кальянов, Трофим и другие. В концерте не будет ни одного случайного исполнителя. Только личности.
— Анатолий, ваш путь к широкому слушателю удивителен: из ниоткуда и сразу — успех…
— Я считаю себя человеком счастливой судьбы, хотя она меня хлестала и по щекам, и по печени, и в живот. Рост средний, образование высокое, происхождение пролетарское (смеется). Обычный пацан из рабочей семьи начинает, хотя и довольно поздно, писать примитивные песенки, в 1988 году выпускает свой первый альбом и вдруг появляется не где-нибудь, а на главной сцене страны — концертном зале «Россия», его снимает популярнейшая телепрограмма «Утренняя почта» (правда, потом ее почему-то закрыли). Сейчас, спустя более 15 лет, все это кажется сказкой.
— А что изначально повлияло на создание вашего песенного образа?
— Отвечу каламбуром: на мой образ влияет песня, а на песню — образ. Материалом для творчества служит, как вы уже поняли, сама жизнь. Когда меня спрашивают, сколько лет отсидел, отвечаю так: «Я вырос и родился на Урале, в Перми, где всегда — и при царе, и при коммунистах, и сейчас — сплошь зоны места ссылок». И каждый пацанчик во дворе знает феню (блатной жаргон) не хуже, чем закоренелый синяк (пардон, уголовник). Это, к сожалению, одна из сторон нашей жизни. И не надо стыдливо краснеть при каких-то жестких словах в моих песнях. Есть сюжеты, которые просто невозможно передать иначе. Могу только сказать, что я очень внимательно отношусь к слову, и думаю, что наш жанр — своего рода хранитель живого русского языка.
— Однако шансон — это песня парижских улиц, а вовсе не русская блатная, как это принято у нас…
— Мне и самому не очень нравится слово «шансон», особенно в сочетании с определением «русский». Это какая-то абракадабра, нонсенс. Но, видимо, кому-то надо было сделать некий официальный торговый брэнд, это прижилось, ну и на здоровье. Другое дело, что сегодня к этому жанру примазываются те, кто не имеет на него никаких прав. Когда Леонтьев, Кобзон, Газманов, Лолита или Басков начинают петь «Мурку», «Гоп со смыком» и прочие образцы блатного фольклора, это по меньшей мере смешно. Зачем сие нужно умным, талантливым людям, которые и так в полном шоколаде и практически не вылезают из телеэфира? Поверьте, та лабуда, что звучит сегодня по радио и из палаток под маской шансона, не имеет ни малейшего отношения к этому, поверьте, очень жесткому и серьезному жанру. А называть его можно как угодно.
— А модный нынче Сергей Шнуров из группы «Ленинград» тоже шансонье?
— Нет, это андеграунд, ближе к року. Причем ему с экрана ТВ разрешено произносить матерные слова, а исполнитель настоящего шансона не может себе такого позволить по определению. Повторяю, у нас очень жесткий внутренний стержень. Мы не разлюли-малина, хотя слово «малина» на языке арго означает, как вы знаете, совсем другое понятие.
— Я не думал, что вы столь ярый апологет шансона!
— Вовсе нет. Я никого специально не призываю слушать эти песни и тем более подражать. Дело в том, что наш жанр абсолютно самостоятелен и развивается вне зависимости от того, кто и что о нем говорит. Это народное явление, может быть, где-то шероховатое, кривое и не всегда благополучное, как и наша жизнь. Так давайте его улучшать, поддерживать — шансон от этого только выиграет. Парадокс: я пою не один десяток лет, а телевидение только сейчас, когда мне уже 50, собирается снять мой концерт. Причем инициатива исходит с «той стороны», и мне это льстит.
— А что вас не радует в любимом жанре?
— Конъюнктура. Когда человек хочет заработать на этом побольше славы, денег и, как я выражаюсь, рок-н-ролла. Есть люди, недостаточно владеющие словом, примитивно мыслящие, с плохим музыкальным слухом, не умеющие играть и петь, откровенно низкопробные исполнители, которых я, безусловно, вижу и слышу. Но я не имею права их критиковать, осуждать.
— Вот еще! Почему же?
— Мне лучше, чтобы они играли на гитаре, а не брали в руки ножичек. Это раз. А потом, я знаю, как трудно написать что-то стоящее. Нельзя винить людей за то, что они хотят что-то создавать. Бог поделился с нами возможностью творить, и никто ни у кого не вправе ее отнимать. А дальше пусть нас рассудит публика, но не политбюро, цензура и худсоветы, которых я наелся выше крыши.
— Вы писали песни об армии. Какую роль эта тема сыграла в вашей судьбе?
— Очень важную. У меня много друзей, чьи сыновья погибли в горячих точках. Я встречался с матерью святого по православным понятиям человека, которому отрубили голову из-за его отказа снять нательный крестик. Это просто неслыханный случай. Езжу по госпиталям, больницам, по возможности помогаю солдатам и их близким. Я и сам служил в армии — добросовестно, рядовым. Но при всем том я — воинствующий пацифист. С одной стороны, уважаю людей в погонах — это основа государства, но с другой стороны, мне очень жалко, что в мирное время гибнут обыкновенные пацаны. И самое страшное, что за их смертями стоят бешеные деньги алчных политиков.
— Кстати, вам не хотелось написать песню про злых олигархов?
— A я образно написал про них всех в своем последнем альбоме «Шпана фартовая». По-моему, одно название говорит само за себя. Дело в том, что мы много ездим по стране и видим, что жизнь простых людей совсем не такая, как наблюдают ее сквозь стекла своих задымленных лимузинов ребята, покупающие «Чел-си» и нефтяные скважины. Вы знаете, сколько стоит клюква на севере Свердловской области? 50 рублей за 12-литро-вое(!) ведро. Копейки! Муки там нет, с хлебом проблемы. Кстати, там на зоне сидит Чикатило, и к нему губернатор области возит, как на экскурсию в зоопарк, очень почтенных и важных людей. Такая вот экзотика.
— В ваших концертах постоянно выступает скрипач Федор Карманов. Это закадычный друг?
— И мой земляк. Мы дружим уже 30 лет. Федор — единственный из группы «ЛоцмЭн» музыкант, который знает ноты, окончил музыкальное училище. Мы оба заядлые рыбаки, охотники. Болтаемся по Северу, вместе попадали в экстремальные ситуации — мерзли, тонули, нас сметало ледоходом, падал вертолет и т. д. Но за все это время мы, представьте себе, не надоели друг другу. Я помог написать ему три сольных альбома, он много выступает. Например, на Украине Федя второй по популярности после Кучмы.
— Кого еще из наших исполнителей могли бы выделить?
— Наверное, Гришу Лепса. У него великолепные низы и верха, хорошая голосовая подача. Михаила Шуфутинского. У него прекрасный репертуар, интересная режиссура программ, настоящее шоу. Жаль только, что он не пишет себе сам. А вообще-то я слушаю Стиви Уандера (смеется).
— А что скажете о своей семье — жене и дочерях?
— Со своей второй половиной Наташей я познакомился когда-то в концертном зале «Россия». Она у меня красавица, окончила МГУ, по специальности филолог — русский язык и литература. Наташа исправляет все мои орфографические и стилистические ошибки в песнях. Она человек умный, спокойный, талантливый. Она родила мне младшую дочь Олю, ей 12 лет. Но у меня есть и старшая дочь Лиза, от прежнего брака, ей уже 22. У меня замечательная теща — кажется, такого в жизни не бывает (смеется), а тесть — замечательный друг. Есть шикарные собаки породы английский мастиф и славная кошка Дымка. Наташку по утрам она будит, чтобы покормила, а я у нее в качестве чесальщика. В общем, нормальная «итальянская» семья. Друзья тоже не забывают. А что еще нужно для счастья?
Сергей Соседов. Источник информации: Тверская, 13 21.02.2004

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest