Слово о Северном и времени

            Фестиваль Фрумина – большое дело, да, он коммерческий, а что, должен быть убыточен и в угоду «коллекционерам...

Лучшие альбомы Вилли Токарева

Сказать честно, трудно начинать эту статью по многим причинам… Вилли Иванович Токарев (1934-2019) – человек-легенда, человек-эпоха, человек-жанр, только...

Вячеслав Стрелковский: «Хотелось, чтобы люди реже испытывали чувство страха…»

— Вячеслав, Вы, прежде всего поэт, текстовик… Вопрос несколько провокационный, что все же в песне первично – музыка...

20 лет …. Сергей Наговицын

20 декабря 1999 года из жизни ушел Сергей Наговицын….  Ушел в полете и на взлете, сделав много за...

Николай Юрьевич: «Почему бы не быть ментовскому шансону?…»

— Откуда такой псевдоним – Николай Юрьевич? Или это не псевдоним? — Начать нужно с того, что зовут...

Рада Рай: «У меня цыганская кровь и русская душа»

У широкой публики имя «Рада Рай» вызывает в памяти образ красивой брюнетки, исполняющей лирический шансон, цыганские песни и...

Александр Калецкий: «…я уверен, что рано или поздно я выступлю на Родине»

…В американской газете «Новое русское слово» от 13 февраля 1977 года в заметке, подписанной Т. М. можно было...

Вилли Токарев: “Я верю в Бога, а не в приметы”

Вилли Токарев — человек слова, всегда выполняет то, что обещал. Обещал исполнить еще раз по просьбе зала свой...

25 лет легендарному альбому Александра Розенбаума «На плантациях любви»

Осенью 2021 года исполнилось 25 лет со дня выхода диска Александра Розенбаума «На плантациях любви» — одного из...

Кто такой смотрящий

С давних времен за различными тюремными субъектами необходим был человек, который бы следил за порядками. Иногда таких людей...

Михаил Бурляш: «Шансон – это романс о жизни…»

— Михаил, недавно Вы выпустили альбом «Шансон XX век». Расскажите немного о нём. — Каждый человек путешествует по...

Александр Сидоров: «В детстве Фима Жиганец был книжным мальчиком…»

— Откуда у парня еврейская грусть? Откуда такой интерес к столь необычному жанру, к столь необычной теме? Потому...

Анатолий Полотно: Мне не очень нравится слово «шансон»

Художник, путешественник, певец и автор опусов в жанрах блатной песни и городского романса Анатолий ПОЛОТНО — человек рисковый,...

Майя Розова – «Арбат», «Балалайка», «Садко», далее – жизнь…

Как-то один мой знакомый рассказал о том, что ему удалось найти адрес Майи Розовой, легендарной русской певицы, ныне...

10 лучших альбомов Михаила Круга

Михаил Круг фигура для жанра шансона по-русски знаковая, сегодня – уже по-настоящему культовая и, в чем-то, основополагающая… За...

Алексей Бекетов: «Шансон – это песни, спетые сердцем…»

— Алексей, как Вы пришли в музыку? Что стало толчком ею заниматься? — Всё началось ещё в раннем...

История создания CD-mp3-серии «Классика русского шансона»

Сайт «Классика русского шансона» был создан 25 апреля 2000 года. За свою жизнь он сменил несколько доменов: retro.boom.ru,...

Александр Розенбаум – лучшие альбомы, история создания

За свою, более чем сорокалетнюю творческую биографию, Александр Розенбаум записал десятки альбомов. Сложно сказать, какие из них лучшие...

«Гарри Голд – абсолютный лидер русского шансона…»

Статистика – вещь неумолимая, непредсказуемая и жестокая… периодически я делаю запросы в поисковых системах по тому или иному...

43 года без Аркадия Северного…

…Вот и все. Отшумел, отбузил навсегда, Отлюбил, сколько смог и отплакал, страдая. Небосклон зачеркнула шальная звезда, В путь...

Вилли Токарев: “Я верю в Бога, а не в приметы”

Вилли Токарев — человек слова, всегда выполняет то, что обещал. Обещал исполнить еще раз по просьбе зала свой мега-хит «Небоскребы» и исполнил, что называется, бонус-треком. Пообещал дать автографы всем желающим после концерта и дал, получая взамен крепкие мужские рукопожатия и горячие женские поцелуи. Обещал интервью и не ушел со сцены, пока не удовлетворил интерес прессы.
Первыми на самого усатого российского исполнителя набросились телевизионщики из программы «Детали» («Прима-TV»), потом уже — акулы пера.
— В Америку (в 1974 г.) я поехал не для того, чтобы делать бизнес и зарабатывать миллионы, — обстоятельно объяснял Вилли Иванович, — а поехал, чтобы выпустить там свои песни, которые не мог выпустить в Советском Союзе, потому что здесь были определенные правила, и пробиться через них было в то время невозможно. Так что спасибо Америке, она позволила мне состояться как музыканту и человеку.

— Что впечатлило вас по возвращении в Россию в 1989 году, когда у вас прошел первый гастрольный тур?
— Я увидел здесь порядок, такой настоящий порядок, который должен быть в большой стране. Жаль, что некоторых элементов этого порядка сейчас нет.

— Как вам наша погода, не жарко для Сибири?
— Здорово! Нас встретило солнце, а перед этим, говорят, у вас бушевала стихия. Это знамение какое-то. Я видел это солнце и в зале, на лицах зрителей, в их улыбках.

— Это правда, что вы рекомендуете людям выпивать ежедневно по 20-30 граммов водки?
— Во всяком случае, я делаю это регулярно. Сегодня я продемонстрировал это в обед, в самолете, когда летел к вам. Я выпил 33 грамма водки. Сегодня ночью проделаю то же самое, после выступления в ночном клубе выпью за удачу красноярцев в вашем замечательном городе. Пользуясь случаем, поздравляю жителей с Днем города.

— Красноярску — за 376, а он молодеет, вам в этом году исполняется 70 лет, а так и не скажешь. Что помогает вам сохраниться?
— Во-первых, надо быть очень добрым, честным человеком, сочетать в себе элементы порядочного человека, лишенного лжи, зависти и т.п. чувств. Все качества накапливаются в космосе, и потом они вам помогают. Так же и со злом, которое вы кому-то причиняете, оно там тоже накапливается, а потом обрушивается на вас. Это из области мистики, но, поверьте мне, в жизни ничего случайного не бывает… Потом — диета. Я ем все, но никогда не съедаю порцию полностью, всегда оставляю половину. Достаточно удовлетворить чувство голода — и первое и второе я ем только наполовину. А алкоголь я употребляю уже 20 лет, но только в вышеуказанном количестве, потому что это лекарство. Кстати, если считать по общему количеству, я выпиваю
больше любого алкоголика, пьющего бутылками. Но алкоголик от чрезмерного употребления потом три дня больной — не может в себя прийти, а у меня постоянно в крови циркулирует грамм сто водки, убивая всякие микробы, счищая бляшки жировые. При этом у меня хороший сон и хорошая память, я могу долго держаться на ногах. Сегодня пошли вторые сутки, как я не сплю. Прилетел утром, сразу было несколько интервью для разных телекомпаний. Потом обед, а после уже и к сцене надо было готовиться, сейчас общаюсь с вами и еду на выступление в ночной клуб, потом снова в аэропорт. А в 13.00 у меня уже выступление в Москве. Напряженный график, но я выдерживаю. (Улыбается во все свои казацкие усы. — Авт.) Ничего, потом отосплюсь. 

— На концерте вы исполняете много своих ранних песен, хотя выпустили 22 альбома…
— Я не могу их не исполнять, их требуют уже в течение 20 с лишним лет. А поскольку их просят исполнить, то это, я считаю, высшая награда для автора, значит, его песни живут вместе с его поколением. Я горжусь этим!

— Насколько российский юмор разнится с американским?
— У американцев тоже есть чувство юмора, но у них юмор своеобразный. В их анекдотах нет русского мата, а это скучно. Мат можно и красиво употреблять, есть люди, в устах которых мат и приятно слышать. Таким мастером красного словца был мой друг Боря Сичкин, он делал это блестяще, настолько артистично, что даже слушающие его дамы не смущались и хохотали без стеснения. У американцев есть тонкий юмор, но их юмор. У нас рождались суперанекдоты во времена Хрущева и Брежнева. Я купил себе «Антологию анекдота» и читаю ее с удовольствием.

— А чьи концерты вы посещали, живя в Америке, с этим самым удовольствием?
— Я смотрел выступления Майкла Джексона, Тони Берет, Фрэнка Синатры, Сары Вон, многих джазовых оркестров и даже концерты популярных в Америке рок- и поп-групп. Там высочайшего класса музыканты, они одарены от Бога, у них можно многому научиться. Но когда наши музыканты хотят им подражать, то выглядит карикатурно. Я не могу судить о некоторых российских певцах, они на меня обидятся, хотя, по правде, хотелось бы сказать. Я видел гениальных певцов, популярных во всем мире…

— А у нас, что же, все так безнадежно?
— У нас много талантливых ребят, и я часто выступаю с кем-то из них и очень бы хотел, чтобы кто-то вышел на мировую сцену и стал популярен, как Элла Фитцджеральд. Очень хочу, чтобы у нас появился такой певец или певица!

— А ваша знакомая Лариса Долина может претендовать на эту роль?
— Ну, если бы она претендовала, то ее бы давно назвали. Может быть, она и станет мировой знаменитостью, во всяком случае, у нее есть для этого возможности. Я считаю, что она талантливая певица, но я слышал певиц, которые намного лучше делают то, что делает она, особенно в джазе. Ей можно поставить высший балл в России, а в мировом рейтинге она пока тянет на тройку, хотя я желал бы ей получить пятерку в мировом масштабе.

— Вы — мэтр авторской песни и того, что в последние годы назвали жанром «русский шансон». Как вы оцениваете состояние жанра на текущий момент?
— Я должен признать, что в этом жанре появилось много случайных людей, которые пишут о зоне, о тюрьме, как будто
там были, а им всего по 20-25 лет. Да они даже ни одного благотворительного концерта для заключенных не дали, а пишут с таким апломбом. Вот и получаются неглубокие, схоластичные песни. Другое дело Высоцкий: он нигде не сидел, я, к слову, тоже, но я имею опыт общения с массой людей этого круга. Они приходили, хорошо одетые, в ресторан «Одесса» на 
Брайтон-бич, где я много лет пел, и только в процессе разговора понимал, кто они такие. Я никогда не пренебрегал обществом таких людей, ведь они на воле, они свободны, они
рассказывали мне, без приколов, о жизни на зоне. Потом какие-то истории становились песнями.

— Вы верите в приметы, есть у вас талисман?
— Знаете, я суеверный, но не до такой степени, чтобы обращать внимание на то, с какой ноги я встал. Я верю в Бога, а не в приметы. А мой талисман — это мои дети. Я звоню им с гастролей, они спрашивают: «Папа, как у тебя дела?» Приятно. Моей дочке четыре с половиной года, а сынишке год и четыре месяца. Они — мой талисман, моя надежда, моя энергия, мое будущее!
На этой щемяще-оптимистичной ноте Вилли Иванович, самый молодой отец из ветеранов эстрады, попрощался с прессой, но на крыльце Оперного театра певца еще ждали поклонники.
Вилли нарасхват! Не каждому (исполнителю) дано так щедро жить и в семьдесят лет автографы дарить.
Геннадий Каледа. Источник информации: Сегодняшняя газета 05.06.2004

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest